Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

черепаха

(no subject)

*
Мне раньше хотелось поговорить с Котом, попрощаться по-человечески – а теперь, наверное, и не хочется: как говорит Серёжа, шестнадцатиметровой палкой не трогать; ты знала, что бросаешь меня одного – ты смогла это сделать, и ты не в первый раз меня обманываешь и предаёшь, о чём нам теперь с тобой разговаривать – впрочем, я прощаю и отпускаю.
Я пишу роман в заметках, стихах и хокку – но это и есть мой роман; мне бы хотелось и художественную прозу писать – вы можете спросить: а о чём? – ну, попросту о жизни, о бытии; может быть, художественные заметки, наброски.
Говорят, мужчина должен быть чуть-чуть красивее обезьяны; я полагаю, что я красивый: я чуть-чуть красивее обезьяны.
Раньше я читал много и создал себе немаленький культурный запас, теперь не читаю, но до сих пор питаюсь своими «жировыми запасами»; думаю, что по словарному объёму мои заметки – вполне роман.
Мне говорили в юности: ты создашь семью позже, потому что сейчас ты не пожертвуешь своим творчеством; да, может быть, теперь я ради семьи и пожертвовал бы своим творчеством, даже и медитацией. Собственно, медитации-то и нет: жизнь и есть медитация.
черепаха

(no subject)

*
Снилась папина вторая семья: сам папа, дети, жена Наташа – она моя крёстная, но с тех пор, как папы не стало, мы не поддерживаем общение, очень редко пересекаемся; во сне мы разговаривали, играли на гитаре, мне надо было ехать через весь город домой, я хотел взять такси, но поехал, всё-таки, с пересадками на троллейбусе, сон был с любовью.
черепаха

(no subject)

*
Сегодня мог бы с рассвета 100 раз проснуться и спал некрепко, но вставать не хотелось, ленился и валялся до девяти утра (это поздно); снилась всякая ерунда, снилась Ерошка с мужем, они собирались опять пожениться, муж разговаривал со мной – доброжелательно, но он сказал, что для меня всё закончено (я доел свой обед, больше нет блюд), я задумался, как это будет, если Ерошка вернётся – у неё есть ведь уже семья, а я кто?
С утра с мамой дважды споткнулись друг о друга на ровном месте и наорали, мне, когда мы ссоримся, жить не хочется; у мамы на всё – сто пятьсот эмоций-реакций, а конкретные простые вопросы не требуют вообще реакций, просто да-нет – мне очень трудно с мамой постоянно быть на эмоциях; мама шумная, мама и сама не сосредоточена, и мне сосредоточиться не даёт: в этом доме ни на чём невозможно сосредоточиться, удивляюсь, как я вообще умудряюсь хоть как-то работать; мама меня кормит, но даже закармливает, и я же не могу только кушать и, ничего не делая, лежать на диване: мама живая, золотая, прекрасная – но я тоже, наверно, имею право на какую-то свою жизнь.
Это время – тревожное, незавершённое, напряжённое, переходное, подростковое – дзэн среднего возраста, самая квинтэссенция; надеюсь, что после пятидесяти ко мне придёт зрелость, и наступит более стабильное бытие.
черепаха

(no subject)

***
Я вспоминаю детство: спать не стал,
Всю ночь в постели книжки я листал –
Я у отца тогда гостил: семья
Была другая у него – и я.
Мы жарили с ним рыбу, мы в продмаг
За ней ходили. Папа был рыбак.
Я рыбаком не стал – был слишком мал –
На удочку лягушку я поймал.
Он вреден был в подпитии, дурил.
Со мной о перестройке говорил.
Он несколько военных песен знал
И их на трёх аккордах исполнял.
Он мастерил, любил шашлык и тир.
И на плече была наколка: тигр.
Шабашили мы, мебель починив.
Скучал по мне он. Страстен был, ревнив.
Сгубил его (меня) табачный дым.
Он почтой деньги мне переводил:
Уехал поучиться я в Луганск,
Но я большой бездельник был, ага.
Наследство – достоевщина его.
Лет двадцать пять нет папы моего.
Ах, жить бы всем по сердцу, по уму!
Живу себе – но как, сам не пойму.
Я книжек не читаю, но не сплю.
Я одинок. Всех помню и люблю.
___
Collapse )
черепаха

(no subject)

*
Я слушаю музыку моих друзей – они настоящие музыканты. И у меня – переизбыток информации: послушаю немного – и засыпаю. Мне хочется тогда в какой-нибудь сад камней, где не происходит ничего, и «вообще» нет информации. У меня бывают такие времена, когда, если синичка пролетела – событие. Я хочу написать большой и скучный роман.
Мне дали почитать «Дом, в котором» Мариам Петросян. Я предчувствую, что это – великая книга. Но она и по размеру великая, тысяча страниц. Это огромный пирог! Мне хватит его надолго. И я пока отщипываю от него тут и там по кусочку.
Если окажется, что я снова – читатель книг, то у меня с давних пор осталось несколько непрочитанных: «Цитадель» Экзюпери, «Вне насилия» Кришнамурти, «Записки от скуки», «Железная флейта» мной толком не читана, я бы почитал Керуака. Можно перечесть «Сто лет одиночества». В общем, если я снова начну читать книги, мне есть, чем на первых порах заняться.
Все разошлись, кроме самых родных и близких. Правду говорят: у тебя остаётся только то, что у тебя есть. Пускай всякие и разные гости хороводят с тобой за чаем! Но остаются только самые близкие. Да и то, что у нас есть, есть только сегодня. Мы живём в зыбком, неустойчивом мире. Страшно привыкать друг к дружке, ведь нас однажды не станет.
У меня есть друзья. У меня – две подруги. Обе они живут не со мной. Есть ли мы друг у друга? Вместе ли мы? Да и нет. У меня часто бывают гости, но со мною рядом есть только мама.
Мама – моя семья. Конечно, мне хочется, чтобы моя семья расширялась, чтобы в моей семье был кто-то ещё. И, хоть я предполагаю, что мог бы жить отдельно от мамы, конечно, мне хочется, чтобы вся моя семья была тут.
Я сегодня снова подумал об играх. С одной стороны, всё – Игра. Если не играть, что тогда делать? Хорошо – играть, отдавая себе в этом отчёт. С другой стороны, есть такой смысл – не играть в игры, быть настоящим.
Иногда можно долго о чём-то рассказывать. А иногда хочется сказать только: спасибо всем, все свободны.