Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

черепаха

(no subject)

***
В каком-то гороскопе было про Крыс написано: щедры только с теми, кого они любят; это так точно: для тех, кого я люблю, мне ничего не жалко, но для тех, кого не люблю, вообще не буду ничего делать, пальцем не шевельну; впрочем, я почти ко всем отношусь хорошо, я люблю людей.
Из писем: раньше Кот нам выносил мусор (приносил пользу) – бывало временами, что она каждый день приходила в гости – теперь мне самому приходится; питьевую водичку покупаю я в автомате, нам 20 литров на неделю хватает; я приношу воду и выношу мусор, посуду моет мама, но она это лучше делает.
Я пью кофе без сахара, потому что выяснилось, что мне вообще нет разницы, с сахаром или без: я думал, что люблю с сахаром, но оказалось, что всё равно, поэтому пью без сахара, изредка машинально сахар кладу; чай пью тоже без сахара, но иногда мне сладкого чая хочется, тогда добавляю полторы-две ложечки сахара, обычно завариваю себе в стакане просто пакетик чая, но иногда, бывает, настоящего чая хочется.
Виртуальные романы – это совсем другое, но то, что виртуальные романы у меня, всё-таки, возникают, показывает, что романы могут возникать и в реальности, рано себя хоронить, всё ещё может быть.
Вообще-то, мне свойственна повышенная тревожность, она порою даже зашкаливает, но сейчас страхов гораздо меньше: отчасти лекарство меня успокаивает, отчасти я и сам боюсь меньше, страхов гораздо меньше: что поделать, это неизбежно, как будет, так будет.
Говорят, каждый секс (каждый раз), даже случайный, закладывает на 7 лет карму; по сути, со всеми, с кем мы спим, мы энергетически женимся: надо думать, с кем спать, а лучше всего – спать со своей женой.
Соседи переезжали, выбрасывали мебель, и я разжился двумя креслами, маленькими, красными, практически новыми, еле их домой притащил.
К нам под подъезд прилетают птички: несколько симпатичных девушек, судя по разговорам, они учительницы, они обсуждают школьные темы, и они к нам под подъезд приходят перекурить (за углом, как малолетние хулиганки), иногда они у меня прикуривают; а мы курим под подъездом с Лизкой – можно сказать, мы с ней – друзья детства.
С одной стороны, конечно, мне хочется настоящих отношений, любви, тепла, семьи даже – однако я привык уже к одиночеству (с мамой), к своей холостяцкой жизни; честно говоря, я уже об отношениях особо даже не думаю; хочется, конечно, чтобы кто-нибудь заходил на чай, может быть, угощать друзей чаем, медитировать, заниматься творчеством…
черепаха

(no subject)

*
Я рассказывал: сейчас я – нормальный, я в обычном состоянии сознания пребываю, но в 90-х годах я постоянно был в изменённых состояниях, всегда был несколько обострённым; может, и потому теперь я так люблю дзэн – обычное состояние.
Помимо Кота, у меня есть любимая женщина, и она прекрасна, мы друг для друга – любовь всей жизни: когда-то мы 9 лет были вместе, потом расстались, но продолжали встречаться; теперь она несколько лет – в Америке, и я жду, что она вернётся; она – душа, она довольно простая, она понятная и прекрасная.
Я рассказывал: думаю о том, что, как я пишу заметки на полях Жизни, так я мог бы и рисовать наброски, рисовать много – но на практике не рисую, нет ни графических идей (образов), ни непосредственного желания; не могу не писать (хоть немного), не могу не петь – но не рисую совершенно спокойно; мне было бы интересно и художественную прозу писать, но, опять же, нет никаких идей.
Любопытно, что раньше для меня измена вообще не была проблемой: я не был ревнив и сам не понимал, что я кому-то там «изменяю»: я просто делал, что хотел, для меня было естественным любить разных женщин, в моей жизни было много разных людей; но теперь и я бы хотел быть с одной женщиной, и я не хотел бы, чтобы мне изменяли.
Хочу съездить на службу в церковь (если и не сегодня, то в другой раз): я вижу смысл в общей молитве, хочу помолиться, я хотел бы и исповедаться-причаститься, но я сегодня встал рано, пил кофе, завтракал (перед причастием нельзя есть и пить) – мне трудно было бы дотерпеть; хочу отвезти в церковь немного денег, я отложил: у меня появилась потребность – немного денег отдавать (на церковь или дарить); может, повидаюсь в церкви и с дядей Сашей.
Я могу бриться и каждый день, мне даже не лень, но я привык к себе бородатому и без бороды чувствую себя не совсем комфортно (как голым), хотя седая борода меня сильно старит, пока я раз в месяц стригусь у Розы в парикмахерской и сбриваю бороду, потом отращиваю обратно; вообще, я говорю, что это зависит от женщины: одни женщины любят бритых мужчин, другие признают только бородатых мужчин, но, поскольку у меня нет сейчас женщин…
У меня раньше особо не было зависимых отношений, я расставался с женщинами гораздо легче, хотя всех помню десятилетиями – а с Котом я попал (в ловушку): это были неправильные, болезненные, взаимно тяжкие отношения, я очень боялся один остаться, она честно пыталась мне помогать, но в итоге получилось всё ещё хуже, она жестоко бросила меня одного – хотя как она могла бы иначе? – понятно, что я хотел бы забыть, мне хочется только, чтобы было всё хорошо, но с ней всё не может быть хорошо, и, если она вернётся, ничего хорошего не получится – пора попрощаться; если бы она хотела, чтобы у нас было всё хорошо, у нас всё и было бы хорошо, а так – одно разрушение.
черепаха

(no subject)

*
Я выбираю не славу, а выбираю себя как человека здесь и сейчас – я не хочу издаваться: то, что не приносит любви, ничего не стоит, слова напрасны. Я выбираю уединение – уединение с несколькими близкими своими людьми: близких людей не может быть много, только несколько человек. Я выбираю жизнь и медитацию на жизни здесь и сейчас, я завершаю прошлое, отпускаю будущее, настоящее выбирая. Что мне делать здесь и сейчас? Наброски на полях Жизни.
Мой юный друг Никита (Серёжи сын), говорит: я в процессе становления как философ, но, поскольку философом стать невозможно, я в вечном процессе становления. Никита учится на философа. Я за него волнуюсь, и я хотел бы ему дать совет. Есть такой термин: философская интоксикация. Это, когда юные люди много думают и читают о философии, и у них от книжек крыша начинает съезжать. И со мною такое было. Я сказал бы Никите: не уходи в книжки от жизни, занимайся жизнью. Если бы я мог это себе посоветовать лет 30 тому назад! Впрочем, кто в юности слушается советов? Это наш путь. Зачем ребёнку философия? Как писал Бродский: «Изучать философию следует после пятидесяти» (замечательное стихотворенье «Выступление в Сорбонне», рекомендую перечитать, так же рекомендую книгу «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом»).
В молодости я читал очень много, тоннами, читал и общался, поэтому в активном запасе имею я много слов. Сейчас я почти ничего не читаю, общаюсь мало, с трудом. Всё собираюсь перечитать Евангелия, не читаю только потому, что вообще не читаю. Год назад прочёл полностью с любовью Новый Завет. Каждый день перед сном немного читаю ленту: интернет (плохо или хорошо это) – это здесь и сейчас. Я начитался, насмотрелся, наслушался: объелся, больше не хочется. К слову, я и не пью спиртного просто потому, что не пью, зато курю, как сапожник.
Я не пишу, как писатели: я не вижу смысла в искусстве ради искусства (словах ради слов), я живу-медитирую и делаю попросту незначительные заметки на полях Жизни; мне всегда было странно, как писатель способен удерживать в голове всю вымышленную систему романа; я ничего не выдумываю, я – чукча: что вижу, о том пою – я даже не пытаюсь описать жизнь, а только к ней делаю примечания; сама жизнь есть роман, и этот роман не написан.
Ещё насчёт мата: как бы, всё в порядке, это – сетевая литература, но получается, что сетевая литература – близкий к разговорной речи сниженный жанр. Я и сам могу употребить эту лексику, если из песни слова не выкинешь, но, вообще, не люблю; жёстко матерюсь, когда злюсь, но, вообще-то, сквернословие и есть сквернословие, это – грех; как кто-то написал в комментарии: матюк – он и по-английски матюк.
Действительно, я не делаю некоторых вещей просто потому, что я их не делаю (может быть, нет привычки): не пью алкоголь, не читаю книг (может, одну-две книги за год читаю), совсем не смотрю кино, очень редко слушаю музыку, не танцую, не рисую, не играю на гитаре и не играю в игры – я остановил эти делания, чтобы они не забирали моего вниманья от жизни – и что на очереди? – думаю о том, чтоб перестать делать записи чужих песен (потому что эта колоссальная работа завершена, я вспомнил-спел всё и хожу по кругу); в моей жизни нет сейчас секса – и, может быть, и не будет; а что же я таки делаю? – я медитирую на жизни здесь и сейчас (на бытии), я курю, я не могу не писать (хоть немного) – может быть, активней писать? – конечно, мне было бы интересно прозу писать, художественные заметки.
Что касается секса, я изредка делаю это сам, хотя не люблю делать это и считаю греховным (к реальному сексу отношусь позитивней).
У моих друзей была идея – подарить мне на день рождения проститутку, но мне это неинтересно: чтоб заниматься сексом, мне не нужно любви до гроба, но нужно тепло, дружба, душа, симпатия; голый секс (просто мясо) мне просто неинтересен, я и не понимаю порно, я этого просто не понимаю: сиськи-письки… неинтересно, хотя люблю душевную, качественную эротику; у меня и не было такого опыта (с проституткой), у меня была подружка-проститутка, но это было, всё равно, по дружбе, да я её и любил; если бы кто-то из моих подружек мне «подарился», да...
Секс – это вообще грех, но, признаться, я люблю секс и не люблю мастурбацию, не люблю фантазировать – но пока не вижу другого выхода: пытаясь совсем воздерживаться, я очень напряжённо себя ощущаю; мне редко хочется; говорят, в 42 года секс начинает покидать человека, я и не особо цепляюсь, но, всё-таки, мне жаль, если всё это уже закончилось; у меня с сексом сейчас не складывается; пожалуй, да, получается почему-то, что отношения – самая сложная в жизни штука (а простые люди, наверно, просто не заморачиваются: живут себе и живут, как есть).
Я 12 лет нахожусь в ремиссии, у меня 12 лет всё нормально, без обострений, но я не могу считать себя абсолютно здоровым: у меня есть определённые депрессивные и аутичные тенденции, тревожность, я с трудом контактирую с людьми, остро переживаю любой контакт, с трудом общаюсь, мне трудно что-либо делать, домосед, хронически устаю.
черепаха

(no subject)

*
Я считаю, что пишу хорошие стихи, но не считаю себя непризнанным гением, а считаю себя хорошим ремесленником.

У меня нет секса 7 месяцев, и, может быть, и не будет; но мне и ничего не хочется: редко хочется, редко секс возникает.
черепаха

(no subject)

***
Сейчас я – одинокий мужчина (расстался с девушкой).

Я люблю, но эмоционально с трудом переношу маму.

Выздоравливаем. Я решил-таки новый проект начать.

Дядечкам нравятся барышни, а барышням – дядечки.
черепаха

(no subject)

*
Спал поверхностно, плохо, но под утро приснились сны: я прихожу туда, где жил раньше, но там всё другое, там клуб бардов, знакомые, меня приютила девушка, мы с нею целуемся, хоть это – нельзя, в городе я хочу встретиться с кем-то и отдать несколько прочитанных книг; в моей комнате – кот, и в окно запрыгивают собаки (мушкетёры), я их звал на помощь, и я говорю, что хочу, чтоб всё было, как было: вообще, в моей жизни сейчас – переломный момент, когда прошлое остаётся в прошлом, и, так или иначе, новая жизнь начинается.
черепаха

(no subject)

*
Снилось, что Ошо нам сделал несколько денежных переводов, но он пошутил, и деньги улетучились с воздушными шариками.

Снилось, Ерошка проведывает меня в больнице, и я угощаю её вареньем (у нас, правда, очень вкусное варенье: слива с лимоном).

Пересматривая, важно помнить, что ты находишься в настоящем моменте: ты переживаешь всё будущее и прошлое в настоящем.

По христианству, мы живём единственный раз, но этот один раз полностью определяет всю нашу посмертную (вечная жизнь) судьбу.

Говорят, энергия нужна для того, чтоб не индульгировать, чтоб остановить ум; когда у нас нет секса, у нас может возникнуть дух.
черепаха

(no subject)

*
Мы разговаривали. Почему я не люблю сублимацию? По мне, творчество должно быть чистым, без примесей. А, когда эмоции или секс переносятся в творчество, творчество засоряется. И это, как бы – переработка и вторичный продукт, это энергии, которые применяются не по назначению, они должны по назначению применяться (то есть, я предпочту нормально заняться сексом, чем написать посредственный стих). Мне даже нравится, что я сейчас редко пишу стихи, и эти стихи – хорошие. А, когда я начинаю много стихов писать (сублимировать), я их недолюбливаю: они, на мой вкус, второсортные, проходные. К слову, сейчас моя сексуальная жизнь такова: мне несколько дней вообще ничего не хочется, нет ни желания, ни фантазий, хотя я и тёплый, асексуальность полная, потом мне пару дней остро хочется – и я раз в неделю делаю это сам, и секс опять попросту несколько дней вообще отсутствует. Мы разговаривали о том, что секс по природе – грязный, но секс может быть и весьма позитивным, а вот виртуальная грязь, на мой взгляд, ещё хуже. Когда «всё по Фрейду», то всё есть секс, но это – не совсем так: секс – очень важная энергия, но отдельная, это – не всё.
черепаха

(no subject)

*
Мне говорят: успокойся, но я не могу успокоиться – чем больше я себя успокаиваю, тем больше только накручиваю; поэтому я хочу идти через расслабление и принятие: да, я нервничаю, я – тревожный, я – истеричный (судя по песням, в которых слышатся истеричные ноты), но я – такой, это я, я хочу расслабиться в своём напряжении; как пример, который часто приводят: человеку, который навязчиво моет руки, советуют мыть их сознательно каждые пять минут, тогда симптомы снимаются; так я пускаю на самотёк кофе и сигареты: мне сложно контролировать, а скоро, всё равно, верно, бросать придётся. Ещё, удивительно, что у меня секса нет даже в мыслях: мне ничего не хочется, я даже особо об этом не думаю (хотя, конечно, изредка возникают мысли), где-то раз в неделю мне остро хочется, тогда я делаю это сам, хотя я бы не делал – и секс опять попросту отсутствует несколько дней; совсем отказаться мне пока страшно, меня печалит мысль, что, возможно, одиночество – это уже навсегда; вообще, воздерживаться – не так уж сложно: секса попросту нет.