Добёр Бобёр (a_pusto) wrote,
Добёр Бобёр
a_pusto

Categories:

хокку и мысли

*
Из doberbober2:

Хокку:

***
Встал рановато.
Вот восемнадцатое,
Июль, суббота.
___
Я вынес мусор,
Пока нечего делать,
Принёс водички.
___
Может, творчество –
Это просто работа.
Попросту делай.
___
Больше не могу
Медитировать – надо
Мне пообщаться.
___
Вот воскресенье,
Вот девятнадцатое,
Июль. Рано встал.
___
Не понимаю,
Есть ли у меня сейчас
Моя женщина.
___
В одиночестве
Достал себя мыслями –
Не могу с собой.
___
Это – фигура,
Но это только одна
Из моих фигур.
___
Не хожу в церковь,
Но, всё равно, живу я
Пред лицом Бога.
___
Я хочу славы?
Но, может быть, я выбрал
Уединенье.
___
Вот понедельник.
Двадцатое июля.
Новолуние.
___
Есть ли смысл писать,
Если не издаваться?
Для себя, друзей?
___
В широкой банке
Сорока купается –
Для птичек вода.
___
Небо ясное.
Двадцать первое, июль,
Вторник. Солнышко.
___
Принимать надо,
Но всё терпеть – это ведь
И неправильно.
___
Встал в полшестого.
Двадцать второе, июль,
Среда. Солнечно.
___
Да, играй в игры,
Но играй сознательно –
Игры кончатся.
___
Жаркий день. Дата:
Сегодня годовщина
Моего папы.
___
Угостил маму
Шаурмой – помянули
Моего папу.
___
Есть ли, что вспомнить?
Удовольствие кратко,
Секс – только момент.
___
Нечего делать,
Спать хочется – не могу,
Лягу засветло.
___
Солнце, прохладно.
Двадцать третье июля,
Четверг. Выспался.
___
После завтрака
Опять проспал три часа.
Лето, сиеста.
___
Я оставляю
Прошлое в прошлом, и я
Подвожу черту.
___
Писал заметки,
Притащил водички.
Хороший денёк.
___
Не только я сам,
Но и все мы пред Богом –
Такие, как есть.
___
Если нет путей,
То в какую сторону
Есть, всё-таки, путь?
___
Утром холодно.
Вот двадцать четвёртое,
Июль, пятница.
___
Мне снилось, что был
Я президентом мира
И изменял мир.
___
Может, потому
И так, что она меня
Игнорирует.
___
Рассвет. Суббота.
Двадцать пятое, июль.
Четыре утра.
___
Да, но человек
За свою жизнь отвечать
Должен, всё-таки.
___
Отношения –
Это не само собой
Разумеется.
___
Депрессировать,
Впрочем, мне надоело –
И обижаться.
___
Жизнь наладилась,
И мама мне купила
Мороженое.
___
Пойдём с мамой
Мы вечером к сестричке
На день рожденья.
___
Вот воскресенье.
Двадцать шестое, июль.
Встал на рассвете.
___
А обитают
Несколько серых ворон
У нас во дворе.
___
Прибрали: мама
Подмела мне комнату,
А я протёр пол.
___
Я ведь не знаю –
Не могу планировать –
Что будет завтра.
___
Сегодня – гости,
С подругой помирились,
На душе легче.
___
Всё прощать надо,
Но аналитически
Делать выводы.
___
Может, всё это,
Что я пишу, попросту
Неинтересно?
___
Никаких планов
Нету у меня пока
На несколько дней.
___
Попросту живи,
Наслаждайся моментом –
Моментом жизни.
___
Двадцать седьмое
Июля, понедельник.
Жарко, но тучи.
___
Ели первые
Яблоки (белый налив) –
Созрел урожай.
___
Не жди, пока жизнь
Сама переменится –
Будь осознанным.
___
Мне кажется, жизнь
Наша переменилась –
Бог стал к нам строже.
___
Вот на гитаре
Кто-то играл во дворе
Поздно вечером.
___
Хоть рановато –
Просто удачный момент –
Укол сделали.
___
Утром облачно,
Ветер. Двадцать восьмое
Июля, вторник.
___
Было не жарко,
Но опять жарковато –
В разгаре лето.
___
Удивительно,
Но многие вообще
Не осознают.
___
В чём, всё-таки,
Системная ошибка
В уме у меня?
___
Я разоспался.
Вот двадцать девятое
Июля, среда.
___
Снился яркий сон:
Поступил в военное
Училище я.
___
Вчера забегал
Кот на чашку чая – я
Потревожился.
___
Заходил Гриша
К нам на чашечку кофе,
Вынес наш мусор.
___
Нечего делать.
Я притащил водички.
Ужасно жарко.
___
О карме думал,
Много думал о смерти –
И напугался.
___
Встал на рассвете.
Тридцатое июля,
Четверг. Плохо спал.
___
После завтрака
Тяжко проспал три часа,
Снилась больница.
___
Покапал дождик.
Спиливают деревья.
Пасмурно, душно.
___
Посидеть в дзадзэн:
Приостановился я,
Медитирую.
___
Но за прошлое
Напрасно мы не берём
Ответственность, да.
___
Поспал. Пятница.
Тридцать первое, июль.
Прохладно с утра.
___
Ем через силу –
В горло кусок не лезет:
Что, нервничаю?
___
После завтрака
Опять часа три проспал –
Снилась больница.
___
Днём снова жарко.
Последний день июля.
Вчера был дождик.
___
Говорю много,
Когда я нервничаю –
В норме молчу я.
___
Что-то пару дней
Кушать не могу – нервный –
Ем через силу.
___
Пасмурно, душно.
Гроза начинается.
Дождик капает.
___
Гром гремит, ливень –
Вот, наконец-то, гроза:
Пусть посвежеет.
___
Жара спадает:
Перемена погоды –
Начались грозы.
___
У меня было
Сегодня свидание –
Ну, наконец-то!

Мысли:

***
Я рассказывал: когда я в киоске продавал батарейки, у меня было такое вот наблюдение. Если ты сидишь, никого не трогаешь, книжку читаешь и по ходу продаёшь батарейки – у тебя одна касса. Если ты стараешься, рекламируешь, пристаёшь к покупателям – у тебя точно такая касса. Что старайся, что не старайся. Вот если у тебя депрессия, плохое настроение – никто не подходит, и касса мизерна. То же самое и с общением: что бы я ни делал (или вообще ничего не делал), у меня появляются три новых человека за год. Можно расслабиться, плыть по течению, пусть всё идёт, как идёт.
Я думаю, сделать на днях укол – всё нормально, и ещё рановато, просто хороший подходящий момент, чтоб уколоть лекарство: довольно спокойный фон, кризис миновал, большая работа сделана, и мне неделю нечего будет делать; а что будет через неделю, не знаю, наоборот, я хочу, чтобы через неделю меня от лекарства уже отпустило: через неделю, вероятно, мне придётся бросать курить, а под лекарством первую неделю я – овощ.
У меня случилось сегодня удивительное событие. Я проснулся в 6 утра, как обычно, туда-сюда, потом я позавтракал, и после завтрака прилёг подремать – крепко заснул и проспал полдня, ещё не пришёл в себя, ничего не соображаю. Снился яркий и странный сон, не знаю, как его пересказывать. Там были люди, собравшиеся вместе на утреннюю динамическую медитацию. Я видел в палатке кошелёк для пожертвований и хотел толи взять оттуда денег, толи туда положить свои деньги, там была только мелочь. Приехала пара – русские суфии, они должны были проводить вторую часть медитации. Но у меня было плохое настроение, и я не участвовал. Однако меня по поводу плохого настроения теребили, не оставляли в покое. Там была моя покойная бабушка, мы с ней держались за руки и разговаривали; я знал во сне, что она – покойная, но она снилась ярко, как наяву. Там был мой дядя, мы разговаривали. Потом я украл чемодан денег (крупную сумму, чей-то банковский счёт). И меня привели в общину-тюрьму. Там людей одевали, кормили, разрешали купаться в ванне, люди вместе сочиняли стихи. Человек, который меня принимал, был с утренних медитаций, он спрашивал меня, как так у меня получилось; я отдал чемодан с деньгами. И мне выбрили клок волос – обрили полголовы – «Бог шельму метит», у меня выступили капельки крови на голове. Такое. У нас опять жутко жарко.
___
…Но это уже – спокойная рефлексия по отношению к прошлому, это уже далеко не так остро.
Говорят, «кому больше дано – с того больше спрашивается», «кого люблю – того и наказываю».
___
С Ленкой (подругой) помирились мы запросто, наверно, через недельку приедет в гости, пока занята она внуками. Хорошо, что мы помирились: маленькая загвоздка, которая могла иметь большие последствия – помирились, и, слава Богу. Ленка даже спросила: а мы разве ссорились?
Мы, видимо, пока не сможем что-либо сделать дальше (в смысле, издавать книжки) – книжка прозы практически не приносит денег, денег нет, особо и не предвидится; может быть, постепенно и очень медленно книжки будут-таки расходиться, и денежка будет капать – но когда мы на следующую книжку накопим? – пока, к сожалению, это так; хотя, по большому счёту, конечно, надо издаваться по-настоящему: не для друзей самиздатом, а через мир.
У меня созрел план: хочу методично докурить свой запас (у меня сигареты есть сейчас дней на 10) – и попытаться бросить; не обещаю, но хочу попытаться, пожелайте удачи; чтобы курить, просто у нас нет денег, а тратить на сигареты последние семейные деньги (заначку) уже жаба давит; даже если мы купим сигареты ещё на месяц, на два, на полгода, раньше или позже решать придётся – а денег у нас тогда уже вообще не будет.
Пожалуй, уже я переступил порог: я – уже старый, я уже близок (я иду) к смерти – а значит, к Богу; конечно, дай, Бог, нам жить долго и счастливо, но уже началась другая (и, может быть, даже последняя) часть моей жизни.
Я не хочу ничего менять – но перемены, видимо, неизбежны; я прожил всю жизнь в нашей квартире, здесь очень много памяти; возможно, если когда-то мамы не станет, я продам быстро эту квартиру, возьму с собой самое необходимое – и дам себе новую жизнь, начну заново; хотя, может быть, это – менять шило на мыло, и здесь мне всё хорошо знакомо, я всё знаю и ко всему привык, а там пришлось бы всё начинать сначала; я боюсь, что всё может абсолютно перемениться – причём, в любой момент, боюсь, что у нас нет времени; я хочу просто жить, жить всегда одинаково и по-прежнему, ничего не менять и ничего не делать – но боюсь, что меня ждёт совершенно другая судьба, и, возможно, у нас нет времени и нет будущего.
«Ты бросила меня, потом вернулась и опять меня потревожила – потом опять бросила, но ты всегда так и делаешь, я знал, что так будет, это – сценарий; пожалуй, я не хочу, чтобы ты была в моей жизни, если бы я начал новую жизнь, я не хотел бы тебя взять с собой в новую мою жизнь, я не хотел бы опять впускать тебя в свою жизнь».
Я полагаю, что анализировать прошлое (пересматривать) необходимо, потому что иначе оно не осознаётся, а неосознанное сильно влияет на нашу жизнь.
___
Мы рассчитываем на время, мы без времени жить не можем, но есть ли у нас время в запасе? Возможно, время – иллюзия.
Говорят, близкие люди не хотят вас терять, потому что вы для них – источник болезни, но и источник радости, так же, как и они для вас.
___
Кот забегал в гости на чашку чая (за книжкой), мне было нехорошо с давлением.
…Всё это – не настоящее, это – прошлое, но это – тяжёлое прошлое, которое мне до сих пор не удаётся изжить.
Пока ещё от укола меня не «плющит», но я несколько успокоился от лекарства и, как бы, заснул.
Хорошо, что мы помирились с Ленкой: это была ерунда, пустяк, но мы сильно могли поссориться.
Я держу свой мир и его отпустить боюсь.
Удивительно, но многие люди вообще не осознают свою жизнь.
В чём системная ошибка в моём мышлении?
___
Я рассказывал: лет 12 назад у меня появился компьютер, на котором можно было смотреть кино – и я посмотрел сразу много, дюжину фильмов подряд – причём, не что попало, а качественное кино – но как-то почему-то отбил охоту себе, и с тех пор кино мне смотреть не хочется, я вообще не смотрю кино – я, как бы, не вижу особого смысла смотреть кино: ну, да, какие-то впечатления, но мне и так (медитировать) интересно; вообще, я почти не читаю, не смотрю кино, очень редко слушаю музыку – просто потому, что объелся, начитался-насмотрелся-наслушался, мне больше не хочется; я ничего не делаю, занят только тем, что медитирую – и не знаю ничего интереснее медитации.
Серёжа, в некоем смысле, меня провоцирует: он сам говорит мало (хотя у нас бывают с ним взаимные увлекательные беседы), но он приходит в гости внезапно – и, значит, мне нужно с ним разговаривать, а, может быть, иногда я не хочу общаться, хочу подумать и помолчать.
Собственно, я не считаю свои стихи мрачными или грустными – на мой вкус, они довольно спокойны; да, я – пессимист, но пессимист спокойный.
Мы пересматриваем прошлое, находясь в настоящем – и важно сохранять некоторую осознанность и дистанцию, иначе мы бессмысленно гоняем по кругу воспоминания и залипаем в прошлом; важно пересматривать, не погружаясь с головой в прошлое – из настоящего пересматривать; как говорится, «сохраняй некий процент шамана», некий процент осознанности и наблюдения, сознательно пересматривай.
Конечно, мы уже – в возрасте, и для нас сексуальные отношения имеют не настолько большое значение – и для меня, и для моей подруги – нам уже хочется больше просто быть с кем-то вместе, в хорошем смысле дружить.
Допустим, сейчас – переходное время, кризисное: пока всё по-прежнему – но кажется, что всё должно измениться; а что будет потом? – настанет ли спокойное стабильное долинное бытие? – даже вряд ли; может быть, всё станет ещё острее и начнёт изменяться, даже если пока останется всё по-прежнему; но будет «просто бытие», не будет ожидания и не будет времени – только бытие в единственном настоящем остром моменте; но уже теперь можно так жить, нечего ждать, нет разницы; перемена (кризис среднего возраста) уже произошла, она позади, порог пройден, всё изменилось.
Нам кажется, что жизнь – вопрос, а после смерти мы узнаем ответ, но, возможно, после смерти узнавать ответ будет некому, нас там просто не будет, жизнь наша вся существует только по эту сторону; с другой стороны, хотя я хочу верить в Бога, возможно, что посмертие может быть абсолютно любым, ничего не заканчивается, и смерть не является избавлением от страданий; когда мы начинаем понимать про колесо сансары, естественно, нам хочется выйти, потому что иначе перевоплощения – бесконечный круговорот; да, эта жизнь была вот такой, но следующие жизни могут быть, какими угодно.
Но мы не должны ждать пассивно, спасёт ли нас Бог: мы можем только молиться, значит, нужно молиться, даже если кажется, что ничего не поделаешь; мы должны делать всё, что мы, всё-таки, можем делать.
Боюсь, конечно, что старость не будет спокойной, белой, мирной, блаженной и просветлённой – а в старости наступит ад, катастрофа. Нам кажется, что всё всегда одинаково, мы будем всегда жить так же, но мы стареем, начинаем болеть; стареют, болеют, уходят близкие, рушится быт, приходит нищета, одиночество.
Я знаю и помню очень многих людей, человек двести, но реально общаюсь только с несколькими друзьями (может быть, пятнадцать человек, может быть, даже пять). Серёжа заводит себе сто пятьсот знакомств, а близкое общение складывается лишь с несколькими. У меня – другая стратегия. У меня нет сто пятьсот знакомств, но за год человека три появляются (обычно «друзья друзей»), и я именно с этими тремя плотно общаюсь.
Возможно, наша обычная жизнь – это «матрица», а реальность кошмарна, мы живём в крепком сне, но в кино Нео подсовывают подделку, фикцию, компенсацию, такую же «матрицу»: мир виртуальных игр, а это – не выход (за это я не слишком люблю этот фильм: ложная философия), лучше было бы, если бы нас научили, как нам как-то справиться с реальностью, с экзистенцией; хотя, возможно, по-буддистски, реальности не существует вообще («ложки нет»).
Я рассказывал: вообще, я люблю Серёжу и люблю с ним общаться, мы дружим 26 лет, он мой самый близкий друг, но иногда я сильно на него напрягаюсь и раздражаюсь, недавно было, что я не мог его видеть, потом я «попустился», и всё стало опять хорошо.
___
Я рассказывал: когда наша кошка была подростком, мы были против стерилизации и разговаривали с мамой о том, чтобы кошку кому-то отдать, пристроить (кошку я подобрал котёнком): я стоял, мама сидела, а кошка слушала разговор – как вдруг кошка повела себя необычно, она никогда так не делает: со шкафчика прыгнула мне на грудь, обняла: не отдавай меня, Лёшка, я – твоя кошка! – на этом разговор был окончен, кошку стерилизовали-таки, кошка операцию перенесла геройски и живёт с нами уже три года.
У нас когда-то жил кот, не очень ласковый, сам себе кот – но мы его любили и уважали. Однажды я сидел-медитировал, а кот пришёл – он никогда так не делал – и улёгся мне на шею, как воротник, и лежал целый час у меня на шее.
А один кот, Стёпа, на нас с мамой обиделся и от нас ушёл. Сначала я обматюкал Стёпу, потом в тот же день и мама поругалась со Стёпой. Стёпа выскочил в окно и больше его мы никогда не видели. Стёпа терпеть не мог телячьих нежностей, был ласковым, только когда был голодным – тогда разрешалось его почесать за ушком, орал благим матом, если брали его на руки. Но Степана уважали мы за характер. Он был белым, крупным, пушистым, кстати, и агрессивным.
___
Снилось, что я поступил в военное училище, жил в общежитии, боялся «дедовщины» и не был уверен, что я там буду учиться: мной были недовольны и мне запрещали общаться с девушками-курсантами, я девушкам не понравился; сон был ярким, я разоспался, проснулся в восемь (это для меня поздно), жара.
Сейчас, когда я даю людям свою книжку прозы, предупреждаю, во-первых, что эта книга – для взрослых, во-вторых, что я с автором уже не согласен.
У нас во дворе возле «дальней» скамейки – большое дерево (клён), практически мёртвое, всё в омелах, соседка говорит, что дерево собираются на днях спиливать.
«Это – прошлое, этого нет уже в настоящем, в настоящем у нас нет с тобой никаких отношений; однако, может быть, ты это не чувствуешь, но ты очень сильно переколбасила меня, мою жизнь».
Говорят, один из врагов человека знания – старость: человек чему-то научился за жизнь, он может уже что-то делать – но он стал старым, у него уже нет сил и нет времени.
Удивительно, что я пью кофе напёрстками целый день – мне нормально, хотя я несколько возбуждён – а от чашки крепкого чая мне становится дурно, я пью чай средней крепости; вообще, я практически не пью сейчас чай – я пью кофе, пью воду.
___
Есть такой анекдот. Один человек принимал ЛСД. И под кайфом он понимал некую несомненную истину, которая отвечала на все вопросы, и которой было просто необходимо поделиться со всем человечеством. Но, придя в себя, он эту истину забывал. Тогда он решил под кайфом записать эту истину. Так он и сделал. И, придя в себя, прочёл он свою записку корявым почерком: объём банана в кожуре больше объёма банана без кожуры. Так и есть: когда я дремлю днём, я всё понимаю про жизнь и смерть, это момент абсолютного молчанья ума, но, поднявшись, конечно, я опять раскачиваюсь в разные стороны и шумлю. Иногда мы понимаем истину – но это, конечно, «объём банана».
Я собираюсь всё съездить в церковь, но не знаю, когда соберусь: хочу исповедаться-причаститься, отдать немного накопленных на храм денег; однако пока я и не могу съездить в церковь: из-за карантина на службу будут пускать по пять-шесть человек приглашённых – мне это не очень-то нравится (церковь не должна быть для избранных) – но, конечно, я подожду; всё мы живём под Богом, в конце концов, каждый – наедине с Богом.
Я рассказывал когда-то: у меня однажды удивительный случай был. У меня было чёрное настроение, болел зуб (зуб вырвали, но рана три недели не заживала), я был зол на Женьку. Мне хотелось уйти, и, если бы я ушёл в тот момент, я ушёл бы в ненависти к этому миру. Я не мог уснуть, и мне некуда было деться, дома никого не было. Я пошёл на кухню и до рассвета сидел – наблюдал за дыханием, за обидой, за зубной болью. Когда рассвело, всё чудом прошло: прошла депрессия, прошла злость на Женьку, исчезла бесследно зубная боль.
Ещё удивительный случай (чудо) был, когда первый раз я бросил курить. Я бросил очень просто – просто перестал это делать (правда, с третьей попытки). Причём, я с двух пачек в день слез. Но я тогда не знал, как это – у меня не было никаких ожиданий. Да, пару дней меня колбасило, уши в трубочку, но я пару дней «ломки» совершенно спокойно пронаблюдал – и потом отпустило резко. И всё. Хочется – оно и через год хочется, но хочется – перехочется. В этом даже нет никакой борьбы. Не курил полтора года, ни одной затяжки не сделал, был счастлив. Но я понимал, что закурить нельзя – если ты выкуришь одну сигарету, ты будешь опять курить. Я закурил в больнице, и с тех пор так просто бросить не удаётся, а, как по-другому бросить, не понимаю.
Когда-то на группе данс-терапии мы делали упражнение в парах: один человек садится на корточки, а второй держит его за плечи – и первый начинает «убегать», а второй его ловит; и мы все сами сделали вывод – нам не говорили об этом, что, когда нас ограничивают, нам тем самым, как бы, показывают, куда идти. Может быть, когда мне кажется, что мои пути жёстко ограничиваются – меня тем самым наставляют на путь, может быть, это и есть тот путь?
___
Церковь не должна стать сектой для избранных: любой человек вправе приходить к Богу; может быть, мне тоже сейчас надо прийти к Богу, в церковь.
Может быть, я осуждён, и я так даже сам выбрал, вся помощь, будто бы, обрубилась, и мне остаются только мои пути – но тем более нужно молиться и каяться; может быть, Бог отпустил меня на свободу, но эта свобода – горькая, страшная.
Например, у меня был когда-то контакт с Таро, меня Таро привлекает, но я остерегаюсь Таро, потому что, на мой взгляд, Таро – тёмный путь; может быть, мне остаётся дзэн, но кажется, что дзэн – это путь без Бога; а человеку, всё-таки, хочется прийти к Богу и быть спасённым.
Я так и предполагал, что в этом возрасте (до пятидесяти) у меня будет острый духовный кризис, трение между православием и дзэн, может быть, даже магией; и пока непонятно, как это трение разрешится.
Можем ли мы доверять себе? Возможно, всё, что нам казалось логичным, закономерным, естественным – всё это было грехом, ошибкой; возможно, всё наше мышление по существу неправильно.
Хорошо, когда можно спросить священника – конечно, он скажет не своё личное мнение, а мнение церкви, но о точке зрения церкви можно спросить священника.
Кто, если не Бог, нас спасёт и сохранит, простит и помилует?
Всё-таки, церковь – это «мы», общность, но неужели я одинок на своём пути? Конечно, у меня есть мама, друзья, родные… всё-таки, человеку нужна любовь.
___
Спал плохо, снился яркий и странный сон: с моей пожилой школьной учительницей мы ищем место, чтобы уединиться, там большой дом, много комнат, молодые люди устраивают спектакль, вслух читают стихи; в 5 утра проснулся, покапал дождик, после завтрака проспал три часа, снилась больница, тяжёлый сон.
Ещё, просто к слову: я когда-то спрашивал на группах, почему у меня на группе получается играть, а в жизни не получается. Ведущие отвечают, что группа и жизнь – это одно и то же, нет разницы. Однако разница есть. Группу мы воспринимаем как безопасное игровое пространство, а в жизни играть боимся, к жизни чересчур серьёзно относимся.
У нас во дворе пилят-таки сегодня деревья: обпиливают мёртвые ветки с рябины, с клёна – причём, любопытно, что пилит девушка; огромный клён мёртвый спилили-таки полностью по частям: дерево было полумёртвое и опасное, с него ветки падали; девушка за час спилила бензопилой всё дерево по кускам.
Я рассказывал: принтер – самая удачная покупка моя, я им постоянно пользуюсь, но, пока у меня были деньги, я себе накупил вещей, которые оказались мне совершенно не нужными: скажем, отличный цифровой фотоаппарат, которым я вообще не пользовался – и я его подарил; но для меня это типично: я, вроде, осуществляю свои желания – но это оказывается напрасным, к моему сожалению.
Вообще-то, мои отношения с религией таковы: «Мыши плакали, кололись – но жрали кактусы».
Я много раз говорил, что я – не религиозный человек, не церковный, меня, по большому счёту, просто даже не особо интересует религия, церковь, священные писания, религиозная история, но сейчас у меня развивается некий религиозный психоз, мне вообще противопоказано погружаться в религию; но что, если не религия? – просто жизнь.
Чувство вины и ответственность – это разное: ответственность – это логика, математика: если я делаю так, то я имею вот такие последствия.
Кот забегал (забегала) на чашку чая на днях, но я, скорей, не порадовался, а потревожился, тревожное впечатление; однако пообщались, думаю, появляться она будет редко.
Мы склонны отрицать прошлое, как будто это были не мы – но нет, это были мы.
Вообще-то, неизвестно, когда я соберусь-таки в церковь, но, узнав вчера, что там меня пока и не ждут, я расстроился.
Я рассказывал: те, кто нас любят, зачастую нас не читают – они любят нас не за это (хотя моя мама немного читает меня – но расстраивается); а для кого я пишу? – мой журнал практически никто не читает, заходят непонятные личности…
Я сейчас начал в новой тетради писать – с картой Европы, мне привезли в подарок из Копенгагена; ещё мне подарили когда-то тетрадь с Винни-Пухом «для глупых мыслей», но эта тетрадь пока чистая: наверно, мысли недостаточно глупые.
Говорят, если человек не делает – то, значит, не хочет, но бывают более сложные вещи, двойственные, всё не так однозначно.
Я пару дней мало ем – не могу кушать: нервный напряжённый желудок; ещё, стал крепко засыпать часа на три после завтрака, снится больница, сегодня снилось, что я был одет в красную униформу; начались грозы; приезжала-таки Ленка, пообщались, шаурмой угостились.

***
Друзья говорят мне, что в моих книжках шрифт – слишком мелкий, но, во-первых, хотелось сделать поэкономней, во-вторых, я сам такой шрифт читаю спокойно, поэтому не подумал, что другим людям это может быть неудобно.
Ленка (моя) вчера меня напугала (и смех, и грех): приходит, на ночь глядя, от неё смс-ка: «Лёшка, караул (пять восклицательных знаков). Я забыла (тут я уже напугался) у тебя попросить… автограф».
Почему я не хочу быть фрилансером? Я слышал это, и у меня есть такие знакомые: говорят, что, если ты – фрилансер, ты работаешь всегда; так не получается, чтобы работать три часа в день в своё удовольствие.
___
Снился не очень приятный сон: выпускной в школе, я общаюсь с одноклассниками, благодарю их за помощь, обижаюсь на одноклассницу за то, что она отказалась со мной танцевать; но меня увезли на автобусе далеко от дома, в совсем другой мир, какие-то уроды надо мной потешаются, но их уводят и поднимают пургу, которая их расстреливает, приходят другие люди, симпатичные, но какие-то странные и неправильные; вчера снился тоже далёкий мир, мы ели вьетнамскую вермишель с мясом, девушка грустила, и я её обнимал.
___
Конечно, если бросить курить, надо чем-нибудь заниматься, активней жить: медитировать, активней писать, общаться, надо гулять; может быть, заняться «тай-цзи»: просто спонтанное замедленное движение, сократить кофе, пить чай.
Сейчас остро стоит вопрос, что надо решать с курением: может быть, буквально завтра надо бросать, но, если докурить весь мой запас, то у меня сигареты есть дней на 10; даже если мы купим ещё сигареты, раньше или позже решать придётся; а это – серьёзный вопрос (перемены), я уже начал нервничать – правда, потом успокоился.
Я рассказывал: насчёт книги прозы, сейчас я бы просто не написал эту книгу – я написал бы другую книгу, я писал бы, вероятно, понятней, проще; но она была написана в то время, её нужно было издать тогда, для меня она уже устарела.
___
Снились интенсивные сны, но я не запомнил. Возможно, я пока решу докурить свой запас – это ещё дней на 10, бросать прямо сейчас боюсь.
Снились какие-то люди в поезде, девушка умерла, но она вошла в меня, на меня напали бесы, и я, чтобы их изгнать, пытался во сне молиться.
Прямо сейчас страшно бросать курить: вроде бы, хороший момент, но два-три дня «ломать» будет, надо перетерпеть два-три дня, а я не вытерпливаю.
Я рассказывал: в 34 года я ощущал себя глубоко пожилым человеком, но потом я помолодел, и в 40 лет я чувствовал себя адекватно на свои 40.
Говорят, когда бросаешь курить, надо отвлекаться, но для меня, наоборот, надо быть осознанным, бдительным, каждый мельчайший пронаблюдать момент.
Пока не получается не курить – я попытался, но с самого начала трудно, «колбасит», докурю свои запасы пока, хотя потом будет ещё труднее.
Сегодня попытался я не курить – но сразу же и не получилось, сразу «колбасит», ещё я и кофе напился, возбуждён был, однако вопрос так и остаётся неразрешённым.
___
Вчера было такое настроение: снова уйти от мира, уединиться, центрироваться, остановить мир; мои попытки оказались тщетными, книги ничего мне не приносят: ни контактов, ни обратной связи, ни денег (разве что, радость от того, что я сделал это), досадно, что всё напрасно; может быть, не пытаться, а жить себе, как живётся.
Я рассказывал: у нас в школе был матерок – но совсем немного, разговаривали нормально, по-человечески – а нынешние подростки (и даже дети): солдатский мат-перемат через слово, посылают друг друга, для них это – норма: мне одному такому хотелось сказать: у тебя ещё матюкалка не отросла – а ты матюкаешься.
Я очень не люблю мужиков, которые выпендриваются. Я люблю наивных людей, простых.
По моим понятиям, август – осенний месяц, так же, как ноябрь и март – зимние месяцы: зима приходит на 1 ноября (на Хэллоуин) и заканчивается 31 марта.
Сегодня много почты сразу пришло: открытка от М. и письмо от Саши; открытка, как всегда, неожиданно – и очень приятно; дорогая М., хотя я не пишу о тебе, ты, конечно, есть в моём мире, помню тебя с любовью.
Саша, насчёт «любви за деньги» (но я говорю об отношениях, не о творчестве): у меня был некий опыт «любви за деньги», но этот опыт был для меня печальным: обидно, когда девушке ты не нужен, и она тебя, всё равно, не любит – а ей нужны твои деньги: творческие (деловые) вопросы — это совсем другое, и как часть отношений деньги – это нормально, но любовь должна быть только по любви, и никак иначе, все прочие наши выдумки – от лукавого.
Я не понимаю пока, когда я смогу попасть в свою церковь, поэтому сегодня через верующую соседку передал на храм пожертвование (я собирал полгода) – и я рад, что этот вопрос решился.
Пожалуй, я знаю только одного человека, который бы так много вспоминал, как и я – это Лена Касьян; и, как и я, Лена думала о смерти всю жизнь; в последние дни к Лене приходил знакомый священник, исповедовал её, причащал; прошёл год…
В конце июля у нас пару дней были грозы, зной сбился, стало прохладней, но сейчас постепенно теплеет и опять становится жарко; вечером и утром прохладно, днём жарко.
Я полагаю, что если ко мне в гости с другого края города приезжает девушка, для которой заплатить за транспорт – проблема, то дать ей на метро – это мои расходы.
Сегодня, заглядывая в почтовый ящик, вижу: лежит письмо от Саши (я ждал) – и что-то ещё; и опять я даже и не подумал, что это – от М. открытка, получилось так неожиданно и вдвойне приятно.
___
Вчера маленькая девочка-соседка ко мне пристала: а кто будет бросать курить? Я говорю: я буду, но не сейчас. – А завтра? – И завтра не буду. – А послезавтра? – Послезавтра не знаю. – Нет, давайте прямо сейчас! – Может быть, «устами младенца глаголет истина»? Но её папа каждый день бросает курить, он у меня сигареты стреляет.
Я – довольно экологичный, то есть, я учитываю каждую малейшую свою часть, но так тоже не всегда правильно: так можно всю жизнь сомневаться и взвешивать (я – Весы), а иногда надо просто действовать.
Да, это – уникальная жизнь моя, она для меня единственна, возможно, только она и существует, возможно, она – иллюзия, но, если ты хорошо видишь свою жизнь, то ты видишь и большую жизнь, и другие жизни.
Я – не очень эзотеричный, но в своё время мне писали определение «философская интоксикация»; скорее, я – попросту живой человек.
Всё равно, в тех сигаретах, которые я сейчас курю, смысла нет: они слишком лёгкие (хотя и вонючие), я ими вообще не накуриваюсь и щёлкаю их, будто семечки; выбегаю каждые пять минут покурить – а толку? – абсурд; что курить, что радио слушать, а зачем тогда вообще курить, одна суета, устал, курить надоело.
С трёх часов дня я не курю-таки – но не обещаю: посмотрим, что будет завтра, утром – самая жесть. Одно дело: нет денег, но мне и просто не хочется больше (курить дерьмо). Ровно 10 лет назад, 6 августа 2010, я впервые бросил курить – и жизнь повторяется. Я маме отдал для её друга свои сигареты, чтобы они мне глаза не мозолили – но, если не смогу, попрошу. Я могу, конечно, докурить свои сигареты – но что будет завтра?
После ужина, всё-таки, закурил – но докурю свои сигареты и буду ещё пытаться, я надеюсь, прорвёмся; 3 часа не курил сегодня – хотя бы паузу сделал – и, в общем-то, мне нормально, просто после еды захотелось, а сигареты пока есть ещё, они не докурены, сигареты у меня есть ещё максимум на неделю, в общем-то, всё идёт по плану.
Я маме рассказывал: почему я эту дату помню? Был день рождения моего брата Юры, 6 августа, я уже пытался не курить, но дядя меня соблазнил – он мне отдал полпачки дорогих сигарет, я докурил их – и больше уже не курил; а год я помню, потому что мы тогда начали с Галиной встречаться. Тогда я не курил полтора года, но опять закурил в больнице.
Я думаю: вот, я всё Кота обвиняю – да она вся поломанная, она пытается выживать, пытается что-то сделать со своей жизнью, можно ей посочувствовать, я тоже ошибаюсь и ошибался, я, вообще – неудачник.
___
В три часа ночи меня разбудил странный и явный сон, ещё и пьяные нерусские соседи орали под окнами. Там девушка, она моя родственница (она дочка моего дедушки), но мы с ней прямо за обедом занимаемся сексом. Мы с ней заходим к тебе домой за моими вещами (я хочу взять ноутбук, там сумка с сигаретами, которые ты для меня купила). Там Танька, какие-то ещё люди. Все тебя ждут. Ты – в ванной. Оля говорит мне, что ты нарочно закрываешься в ванной, потому что меня боишься. Оля говорит, что иногда ты хочешь купить мне конфету или печенье, но не знаешь, как занести. Я жду, что вот-вот выйдет Виктор – вероятно, он дома: я просто зашёл за вещами, ничего страшного, но… Поздний вечер, темнеет. Все ждут тебя. Я стучу в ванную, и ты открываешь. Ты говоришь, обрывая фразы на полуслове: я не знаю, как объяснять (что у нас нет ничего общего). Я спрашиваю: есть ли здесь что-то моё, что должен я унести? Ты отвечаешь: здесь нет (ничего твоего). У тебя лицо перекошено, и ты кричишь: вот я, в аварии! ААА!!! Тут я проснулся. Я нервничаю сейчас – кризисное ощущение, времена перемен. Хочешь-не-хочешь, надо бросать курить (нет денег). Нервничаю, смогу ли я делать что-либо дальше: я хочу издавать свои книги, но нет денег, просить не хочется, книги мои не читаются и практически не приносят денег, мало расходятся (нет контактов), кажется: всё напрасно, помощи нет. Есть и хорошее.
___
Я сильно занервничал, потому что, хочешь-не-хочешь, надо бросать курить, денег нет – но пока неделю буду свои запасы докуривать, потом, возможно, купим-таки ещё сигареты на месяц; пока поспокойнее, можно поразмышлять, хотя, конечно, вопрос открыт, и раньше или позже бросать придётся, или надо мне зарабатывать, пенсия мизерна, на пенсию курить нереально, пенсии тютелька в тютельку хватает нам на питание, но и только.
Если сплю утром, снится обычно общага или больница; сегодня спал утром, снилась общага: я смотрел с девушками мою книгу с картинками, заказал в кафе завтрак: яичницу и лепёшку, в кафе вошла девушка-великанша (как с такой большой обращаться), я искал своего школьного покойного друга – и встретил его дубль (аватар) – тот сказал, что друг умер-таки (испугался салюта), дубль говорил ерунду о женщинах, дубль был похож на друга, как две капли воды – но, всё-таки, это был не он, дубль был весёлым; в общем, фигня, не люблю утренний сон, он тяжёлый, но что поделать.
Сейчас возник такой план: если мы сможем до ноября дотянуть с сигаретами, то к зиме попытаться бросить, засесть на зиму в берлоге – а пока не дёргаться и покуривать; бросать надо – но, видите, я нервничаю сильно и, всё равно, закуриваю; был удачный момент – но я его опять упустил, сейчас хочется несколько перейти в режим размышления.
Мы не соблюдаем пост: я попросту не умею поститься, хотя думаю, что я легко мог бы, но и пришлось бы менять семейный уклад (порядок) – вот это трудно; мы попросту питаемся, как питаемся, мясом не объедаемся, но понемногу мясо каждый день в рационе присутствует; мама готовит, мама заведует хозяйством, а я мамину кухню люблю и ем, что мама готовит; к слову, я знаю агрессивных вегетарианцев, но знаю и тех, кому мяса просто не хочется.
Хочу Серёжу попросить помочь мне с распространением книжек среди друзей, но Серёжа на пару недель уехал, Лёша обещал помощь, но он ничего не делает; конечно, по-хорошему, книги надо издавать и продавать по-настоящему, через мир, но это будет следующий шаг, пока мы сделали тираж для друзей, для круга общения, сейчас творчество существует у меня ради творчества, но, конечно, было бы хорошо, если бы я научился творчеством себе на жизнь зарабатывать.
Депрессивные моменты бывают, но настроение, хотя кризисное, вместе с тем и активное.
У меня одна и та же фишка (сценарий) прокручивается – но так не получается, а как по-другому, не понимаю; например, вчера я мог бы и не курить, но закурил просто потому, что мне захотелось; и я честно нервничаю – не то, чтоб я притворялся; возможно, я не хочу бросать, а накручиваю себя, что надо, только довожу до невроза; лучше уже покуривать себе и не дёргаться, хотя денег реально нет, может настать когда-то реальный тупик; завтра мама поедет на базар, посмотрит русскую контрабанду – что сможем, купим ещё на месяц, там видно будет, всё может перемениться.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author